На главнуюСвязатьсяПОЛИГРАФИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА ШАРИФУЛЛИНА МАРСЕЛЯ. СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ТЕХНОЛОГИИ, СТАТЬИ.

Главная : Статьи :

О наболевшем

Оказавшись в необычной ситуации, а может в силу возраста, меня потянуло к философским вопросам. Интересно, почему люди не замечают очевидных вещей, и каждый живет сам по себе, словно в отдельной ракушке? Почему равнодушие к другим и всеобщая мещанская апатия становится нормой нашей жизни? Есть у человека немного денег, какое-то жилье и работа, возможность купить авто и отдохнуть за границей, вот и славно. Зачем тревожить себя любимого лишними мыслями о политике, экономике или, например, о недостатке предпринимателей (к каковым я отношу и представителей полиграфической отрасли) в России? По статистике на 1000 россиян приходится всего 6 малых и средних предприятий, хотя в странах ЕС не меньше 30. Почему средний класс у нас состоит больше из представителей силовых структур и государственных чиновников, а не врачей, инженеров, преподавателей, деятелей культуры и других людей думающих профессий, как в других странах? Почему коррупция рассматривается не как преступление, а как естественное действие? «Ваш муж не воровал, ну и дурак, зачем он вам такой нужен» - был ответ начальника ревизионного управления МГУ моей жене, когда та пыталась воззвать к её совести во время судебного процесса надо мной.
 
Неужели никто не понимает, что это добром для России и для всех нас, живущих в ней, не кончится. Так мы придем либо к всеобщей анархии и беззаконию, либо к тоталитаризму, и при любом исходе к ухудшению жизненного уровня населения (за исключением небольшого числа избранных, которые не проиграют в любом случае). Зачем запускать болезнь общества до крайности, когда не обойтись без радикальных методов «лечения», а уже сейчас не начать процесс самоочищения?
 
Разберем, например, ситуацию с малым и средним бизнесом, который в развитых странах составляет от 50 до 90% ВВП и является стабилизирующей базой экономики, а в России по данным 2012 года не превышает 20%. Подобная же пропорция и с трудозанятостью населения. Почему каждые из 3 из 5 вновь открывшихся индивидуальных предприятий не доживают до своей первой годовщины, и их общее  количество постоянно падает в последние годы? Только за январь 2013 года закрылись более 140 тыс. малых предприятий, что составляет 3,5% от их общего числа в России. Если подобные темпы сохранятся, то к концу года убыль ИЧП достигнет 20% и ситуация станет критической. На одном лишь крупном бизнесе, в силу своей экспортной направленности сильно зависящем от мировой коньюктуры цен, и экономически неэффективных госпредприятиях Россия далеко не уедет. Осмелюсь привести своё видение основных причин приведенной проблемы на примере хорошо мне знакомой полиграфии:
 
1)      Несовершенство законодательства и налоговой политики в области предпринимательства.
Ни одна типография в России не может считаться «белой и пушистой», соблюдающей все требования российского законодательства. Этого не может быть по определению, т.к. существующие нормативные акты и законы регулирования налогообложения содержат двусмысленные или нечеткие формулировки. Если предприятие будет честно выплачивать все  налоги, оформит всех занятых работников (местных и гастарбайтеров) положенным образом, добросовестно сдавать все проверки, то оно просто не впишется в минимально-допустимую норму рентабельности и рано или поздно уступит в конкурентной борьбе незаконопослушным или «крышуемым» соперникам. Только сокрытие величины реальной прибыли позволяет многим типографиям держаться на плаву. По мнению экспертов до 40% денег, проходящих через предпринимателей России, находятся в теневом бизнесе. Для сравнения теневая экономика в США и Европе не превышает 9%. Правительство же России вместо исправления ситуации продолжает увеличивать налоговое бремя. За последние пару лет возросли налоги на недвижимость и авто (что привело к увеличению арендных платежей для типографии и уменьшению служебного автотранспорта), страховые взносы в Пенсионный фонд и фонд обязательного медицинского страхования для ИЧП. И самое неприятное, что очередного повышения сборов можно ждать  в любой момент и в любом размере. Это не способствует укреплению оптимизма у бизнесменов и удерживает их от инвестиций к расширению предприятий.
 
2)      Коррумпированность и вседозволенность проверяющих и силовых структур.
Громоздкая система отчетности по кадровым и финансовым вопросам предприятий содержит множество ловушек для  неискушенных в бюрократии предпринимателей. Думаю, что такого большого количества проверяющих структур, готовых использовать такие ловушки, как в России, нет больше нигде в мире. Например, типографию МГУ за короткие 2,5 года по нескольку раз успели посетить представители налоговой инспекции, участковые МВД, Противопожарной инспекции, санэпидемнадзора, экологической милиции, госинспекции по правилам торговли, качества товаров и защиты прав потребителей, УБЭП, федеральной миграционной службы, прокуратуры и ФСБ (перед выборами) и другие подобные «гости». И это не считая внутренних контролирующих подразделений Московского университета, которые в итоге и погубили типографию. Казалось бы, надо радоваться такому строгому контролю для обеспечения порядка на российских предприятиях, но на практике большинство проверяющих думали не о служебных, а о личных меркантильных интересах или возможности получения бесплатных тиражей печатной продукции. А страшные трагедии, случившиеся в последние годы в «Хромой лошади», на Саяно-Шушенской ГЭС, волжском теплоходе привели лишь к росту сумм взяток для проверяющих органов.
Уверен, что если какое-либо предприятие станет целью атаки государственных или криминальных рейдеров (сейчас в России это обычно тесно взаимосвязанные структуры), то у него нет ни малейшего шанса на спасение через справедливый суд. Даже у самого образцового предприятия могут найти недочеты, и слаженными усилиями следователей, прокуроров и судей (органов юстиции, которые должны были быть независимыми и взаимоконтролирующими) сделают виновными их строптивых владельцев. Если уж такие коммерческие гиганты, как «Евросеть», «Юкос», «Арбат-престиж», «Алтын», «Санрайс» не смогли устоять против такой слаженной системы, то что можно говорить о более мелких предприятиях. Единственное, что пока спасает полиграфистов от рейдерских захватов – это большая трудоёмкость и низкая прибыльность нашего бизнеса. Но где гарантии, что выбрав всю «крупную рыбу», хищники в погонах и без перестанут брезговать типографиями. А типография - не банк и не магазин, сохранить основной капитал и убежать с малыми потерями за границу тут не получится.
Сейчас ежегодно возбуждается порядка 3 млн. уголовных дел против предпринимателей, а в местах лишения свободы находится более 110 тыс. осужденных по экономическим статьям УК РФ. И, судя по недавно проведенной псевдоамнистии (по которой освободилось не более 100 человек), отношение государства к бизнесу продолжает ухудшаться.
 
3)      Дороговизна ресурсов в полиграфии.
Смешно звучит, но в нашей самой богатой лесными ресурсами стране стоимость бумаги – основного сырья для печатной продукции – более чем  в 1,5 раза выше, чем в Европе, где промышленной древесины нет совсем. Виной тому непродуманная таможенная политика России, непомерные аппетиты поставщиков и зарубежных производителей (при отсутствии своих), но не будем сейчас углубляться в этот вопрос, он требует отдельной статьи. Такая же плачевная ситуация наблюдается и с другими полиграфическими расходными материалами и оборудованием, которые также на 90% производятся за границей.
 
Как известно, полиграфия – очень ресурсоёмкий вид бизнеса. Оборудование средней офсетной типографии оценивается в сотни тысяч и миллионы евро, и купить его без кредитных и лизинговых схем не представляется возможным. Но если в развитых странах стоимость заемных денег составляет 3-5%, то в России это уже 15-20%  годовых, и за средний срок возврата средств в банк оборудование дорожает на 200-250% против 30, как за границей. Таким образом, как бы российские полиграфисты не старались, им приходится продавать продукцию вдвое дороже, чем иностранным конкурентам и все равно довольствоваться меньшим уровнем прибыли. Более дешевая рабочая сила в России не позволяет нивелировать разницу, так как западные типографии могут себе позволить более современное автоматизированное оборудование и специализировать свои предприятия, позволяющее держать меньший штат сотрудников.
 
4)      Отсутствие кооперации в отрасли.
Несмотря на  некоторую клановость и небольшую численность, полиграфическое сообщество России так и не стало по-настоящему единой партнерской средой. Все контакты сводятся к совместному посещению и участию в различных отраслевых выставках, конференциях и он-лайн форумов. Реальное сотрудничество между собой поддерживают только единицы типографий. Возможно именно поэтому все попытки различных Ассоциаций, Союзов, Гильдий и других полиграфических объединений по исправлению вредительских ввозных пошлин на бумагу, установлению согласованного уровня цен на печатную продукцию, норм качества печати оказались тщетными. Отрасль страдает от демпинга и разобщенности.
 
Собственно, оно и понятно, жить в обществе и быть свободным от его недостатков невозможно. Бацилла всеобщего равнодушия не обошла стороной полиграфистов. Многие руководители типографий не интересуются личными проблемами сотрудников, те,  в свою очередь, не всегда готовы помочь предприятию, когда «горят» сроки сдачи заказов. Подрядчики не жертвуют своими ресурсами  и сверхурочной загрузкой сотрудников, чтобы спасти партнера. Не соблюдаются не только устные обещания, но и подписанные договоры. В качестве контраста, для меня стали откровением крошечные по масштабам производства склады материалов и полуфабрикатов на японских заводах Ryobi и Horizon. Сборочные линии там снабжались буквально с колес с минутной точностью от субподрядчиков, и никто не видел в этом ничего выдающегося. Также удивили миланские типографии, узкоспециализирующиеся на фальцевально-склеивающих операций, с десятком высокопроизводительных линий и штатом сотрудников 5-6 человек, включая директора, который выполнял роль менеджера по продажам, рекламиста, маркетолога, всей администрации плюс работал оператором на сложных машинах. Он так и не понял моего опасения о недостатке заказов со стороны клиентов – других типографий, специализирующихся на печатных операциях. Почему мы, одна из самых образованных и культурных наций, не можем организовать такой же уровень корпоративных отношений, начать доверять и поддерживать друг друга?
 
В последние годы полиграфическая общественность бьёт тревогу о наступлении различных электронных медиа-средств и Интернета на традиционную печатную деятельность. На самом деле, как показывает статистика, это не мешает отрасли развиваться, хотя и достаточно медленными темпами (по 3-4% в год). В то же время мало внимания уделяется действительно серьёзным угрозам, поднятым выше в этой статье, не только для типографий, но и всей нашей стране. Просто подумайте о том огромном количестве  печатной продукции – по мнению экспертов до 40% от всего её объема – изготавливаемой в наши дни для отечественных заказчиков за границей: в Финляндии, Китае, Украине и еще десятке стран ближнего и дальнего зарубежья. Разве возврат их на отечественную производственную базу не решит все проблемы отрасли на ближайшие годы?
 
Для этого достаточно  лишь справиться с теми  4 проблемами, которые были подняты в данной статье. Исходя из своего опыта, особенно губительным считаю пункт 2 – безнаказанность и коррумпированность чиновников и силовых структур России. Так извращенное воображение моих обвинителей из МГУ и Никулинского МСО посчитало все средства, привлеченные в типографию МГУ через коммерческий расчетный счет, когда казначейский р/с не работал совсем или не устраивал клиентов из-за своей медлительности, как ущерб нанесенный МГУ им. М.В. Ломоносова!!! А Никулинская районная Прокуратура  и суд, отбросив понятия законности, справедливости и элементарной логики, оторвали меня от любимой профессии на 5 лет, оставив мою семью без средств к существованию.
 
Случаи отъема и разрушения предприятий силовыми структурами, правового произвола по отношению к инициативным предпринимателям не закончится до тех пор, пока общество будет оставаться равнодушным к таким проявлениям беззакония. Я даже не беру свой пример, когда поддержка закончилась через пару месяцев после суда и свелась лишь к робким высказываниям в интернет форумах и социальных сетях. Даже явные нарушения закона против Фарбера, против Навального и в пользу подмосковных прокуроров-крышевателей казино; Министра Обороны и московского префекта, растративших сотни миллионов рублей бюджетных средств; одного из руководителей Лукойла, из-за которого погибли люди; не могут пробудить общество, заставить власть навести порядок и законность в системе юстиции России.
 
Поймите меня правильно, тут нет призыва к революции (это худшее, что может произойти с нашей многострадальной страной), но, оставшись без внимания, такие очевидные факты беззакония создают у людей стереотип, что «это нормально», что « с этим надо смириться и принимать за должное». Думаю, что альтернативы действующему президенту нет. Даже из СИЗО я голосовал за Путина. Но надо помочь ему исправить ситуацию в стране, атмосфера всеобщего обмана, коррупции и безнаказанности людей в погонах вредит ему не меньше, чем всем нам.
Если мы хотим остановить бегство капитала из страны (по 50 млрд. руб. в год), и жить в процветающей и великой России, надо приводить в порядок законодательство, налоговую политику и экономику в целом, наказывать преступивших закон чиновников и силовиков. Другого пути в светлое будущее все равно нет.
 
 
 
Ваш Марсель
01.08.2013 г.
 
Тула, ИК-2.

обсуждение статьи на принтфоруме


 К «Полиграфинтеру» Как получить дополнительную прибыль? 
Автоматизированная Система Управления Полиграфическим Предприятием

· тюрьма · мемуары · новости · статьи · справочная информация · полиграфические книги · нормативы, законы · полезные ссылки · форумы · о сайте и мне ·



Copyright © 1999—2017 Марсель Шарифуллин